asketic_travel (asketic_travel) wrote,
asketic_travel
asketic_travel

Categories:

Пока ещё не затопленный Хасанкейф


Рассказываю про курдский город Хасанкейф, где в прошлом сталкивались интересы Рима, Византии, Халифата, монголов, Ак-Коюнлу, османов, и где в будущем будут резвиться рыбы, когда город затопят после строительства плотины.

Но для начала пара вопросов: как вы думаете, каковы шансы, находясь в глубочайшей турецкой глубинке, столкнуться с зенитовскими ультрас, которые захотят выяснить вашу клубную принадлежность? Часто ли в ваших путешествиях возможность посещения средневековой крепости зависит от наличия у вас высшего образования? Ответы - дальше.

В Хасанкейф я приехал солнечным ноябрьским утром на грузовике с кирпичной фабрики из-под Козулука. Там я переночевал в гостях у водителя, накануне подобравшего меня на шоссе у озера Ван напротив острова Ахтамар - эту историю я рассказывал раньше.


Выйдя из грузовика, я полез в рюкзак за фотоаппаратом. За этим занятием меня застала группа курдских подростков.
- Ты из какой страны? - строго спросил меня предводитель вместо приветствия.
- Из России, - сказал я.
- Понятно, - сказал предводитель. - За какой футбольный клуб болеешь?
Ох ты, господи, боже мой, подумал я и по старой памяти сказал:
- За "Локомотив".
- "Локомотив" - Москва, - уточнил парень. - Понятно. Мы не любим "Локомотив". Мы здесь болеем за "Зенит". "Зенит" из Санкт-Петербурга. Поэтому мы очень не любим "Локомотив" и остальные русские клубы.

Вот так номер, подумал я. Не хватало только в курдской глубинке отхватить во славу сине-бело-голубых цветов. Парень тем временем оценивающе разглядывал меня и наконец снова открыл рот.
- "Зенит" - лучшая команда. Во-первых, они - чемпионы. Во-вторых, они чемпионы УЕФА. В-третьих, за них играл Аршавин. Сейчас не играет, я знаю, сейчас он перешёл в лондонский "Арсенал". Но раньше он всегда играл за "Зенит". "Зенит" лучше всех, лучше "Локомотива", лучше "Рубина", лучше "Спартака"...

Меня охватило ощущение потери чувства реальности. Я стою на берегу великой реки Тигр в тени руин древнего моста, и какой-то курдский подросток на неизвестном мне турецком языке в деталях рассказывает о положении дел в российской футбольной премьер-лиге. Тем временем мой собеседник решил позаботиться о моём просвещении до конца.
- ...лучше "Динамо", лучше "Томи", лучше "Терека", лучше "Амкара". Ну ладно, добро пожаловать в Хасанкейф. Кстати, замок сегодня закрыт.

Засим суровые юноши откланялись и убыли, оставив меня в глубокой задумчивости. Впоследствии мне, однако, ещё не раз доводилось убеждаться, что турки очень неплохо разбираются в российском футболе и нередко могут перечислить если не все команды премьер-лиги, то большую их часть.

Но бог с ними. Я прибыл в Хасанкейф.


Как и многие замечательные города Ближнего и Среднего Востока, Хасанкейф - это ничтожно маленький городишко с великой историей и смутным будущим. Сегодня численность населения Хасанкейфа - чуть более 3 000 человек - уступает подмосковным дачным посёлкам, но некогда это был значимый политический и религиозный центр.

В местности, населённой с древнейших времён, римляне построили крепость Кефе. В византийские времена здесь находился епископат. В 640 году арабы захватили город и переименовали его в Хиш-Кайф. Примерно через 500 лет город был захвачен Артукидами, представителями тюркской династии, правившими в XII - XV веках в Восточной Анатолии, Северной Сирии и Северном Ираке. Как я понял, захват Хиш-Кайфа произошёл уже в тот период, когда закончились десятилетия стремительного взлёта династии и расширения её владений, и начался период политического упадка, который, впрочем, продлился ещё два века.

Артукиды сделали Хиш-Кайф своей столицей в XII веке, но уже в 1232 году город был захвачен Айюбидами, потомками легендарного Салах-ад-Дина. Айюбиды сделали город религиозным центром, построив в нём много мечетей и дав городу новый толчок в развитии. Не прошло и тридцати лет, как в 1260 году город снова оказался захвачен и разрушен - на этот раз монголами. Позже он был восстановлен и развивался под властью тюркской династии Ак-Коюнлу, о которой я, по-моему, уже рассказывал в рассказах об Азербайджане, также находившемся под её владычеством. В 1534 году Хасанкейф был захвачен Сулейманом I Великолепным и вошёл в состав Османской империи.

С тех пор никаких принципиально важных событий здесь не происходило, пока город вдруг не приговорили к уничтожению: сооружение крупной дамбы должно привести к затоплению и города и прилегающих территорий. Вкратце ситуация такая: турки хотят построить в Восточной Анатолии несколько дамб для развития гидроэлектроэнергетики и сельского хозяйства. Строительство одной из таких дамб приведёт к затоплению Хасанкейфа и обширных территорий, скрывающих под землёй культурное богатое наследие. Поэтому сейчас просвещённые европейцы развернули борьбу со строительством дамбы (что привело к резкому сокращению внешнего финансирования проекта), турки клянутся, что дамба будет построена в любом случае, учёные исследуют то, что пока ещё можно исследовать, а Хасанкейф живёт незавидной жизнью бедного курдского городка в анатолийской глубинке и ждёт своей судьбы.


Это Тигр. Я стою на его левом берегу, а обрыв передо мной – это Месопотамия, Междуречье. Названия, известные с детства, и с детства кажущиеся чем-то невероятно далёким, скрытым огромными расстояниями и туманом веков. Сейчас воды Тигра смачивают подошвы моих ботинок, и через считанные минуты я буду в Месопотамии.


Цель была как на ладони, поэтому я... развернулся и пошёл прочь. Я люблю посмаковать детали, когда вожделенная достопримечательность в двух шагах, я начинаю накручивать круги вокруг, рассматривая малозначительные бытовые детали и проникаясь духом места, и только потом, переполнившись впечатлениями и проникшись духом места, отправляюсь к цели. Так и сейчас, вместо того что бы идти к мосту, я развернулся и начал карабкаться по склону вверх. И не пожалел.


Передо мной был красавец-мавзолей. Судя по лесам, поставленным внутри, он сейчас как раз реставрируется. Но поблизости не было ни души, и я беспрепятственно зашёл внутрь (где не обнаружил ничего интересного) и походил по окружающим мавзолей лабиринтам.


Более того, вдалеке я заметил ещё один мавзолей, ещё более яркий и, в отличие от этого, декорированный цветной плиткой.

Это было очень интересно, мне очень захотелось посмотреть поближе и на тот мавзолей, и спрыгнув с заборчика, я двинулся к новой цели, но.... Вдруг, откуда ни возьмись, на моём пути возникла совершенно огромных размеров псина, которая моментально оскалилась, подняла дыбом шерсть на загривке и очень громко сказала: "Ну-ка убирайся прочь, подозрительный иностранец!" Иногда собаки выражают свои мысли удивительно доступно. Вот вроде лает, а понимаешь каждое слово.

Тут мне стало не так уж и интересно туда ходить, поэтому я потихонечку развернулся и, не делая резких движений, убрался прочь. Не очень и хотелось.


Большая глупая собака не знала, что у меня есть 300-мм зум, позволяющий мне легко сфотографировать охраняемый ею объект. Это мавзолей над могилой Зейнел-бея, сына Узуна Хасана, одного из правителей рода Ак-Коюнлу. Он сооружён в XV веке и является редким памятником того периода.


Я вернулся к руинам моста. Вот стоит опора этого памятника средневековья, на верхушке прилепился скворечник, в котором живут люди и, наверное, довольны, что есть жильё. А в основе опоры сложен из камней тандыр - печь-жаровня. Стоящая спиной к нам хозяйка как раз что-то печёт.


Вот ещё опора, и снова домики-скворечники. Видимо, это объясняется тем, что на бескрайних просторах турецкой глубинки всё-таки дорога земля, на которой можно что-то вырастить.





Я поднялся на современный мост, и передо мной открылся вид на городок. Двухэтажные домики, плоские крыши, на крыше обязательно тахта, спутниковая тарелка и бельё на просушке.


Дальше видны берега, источенные пещерами. Раньше значительная часть этих пещер использовалась для жилья - напоминает Каппадокию, хотя, конечно, размах совсем не тот.


По другую сторону моста хорошо видна мечеть Эль-Ризк и Малый дворец, стоящий на вершине скалы.





Мечеть Эль-Ризк – одно из основных украшений города. Она была построена в 1409 году и заслуживает самого внимательного осмотра. На верхушке минарета уже не первый год живёт аист, свивший там большое гнездо, заметное даже с другого берега Тигра.

В случае реализации проекта по строительству дамбы вода поднимется до середины минарета.

Если идти по улочке, не отрывая глаз от верхушки минарета, вполне можно не заметить отвратительный рынок для туристов с магнитиками, флажками и прочей пошлятиной, который так отравляет ощущение уединённости в этом, казалось бы, нетуристическом месте. Увы… В этих краях Хасанкейф является одной из самых посещаемых достопримечательностей, и торговцы позаботятся о том, чтобы вы обратили внимание на их магазинчики.











У входа на территорию крепости и дворца меня ждало предсказанное фанатом «Зенита» разочарование: усатый страж сказал: «Но. Клёзд!» «Это почему?» – спросил я. «Тудей – клёзд», - охотно пояснил сторож. «А почему?», - спросил я. «Проблем!», - строго сказал сторож, воздев кривой палец. «А вон люди ходят», - сказал я, действительно заприметив людей в окне дворца. «Но», - возразил сторож. «Йес», - сказал я. «Проблем», - сказал сторож. «Вон люди», - сказал я, предлагая сторожу лично убедиться, что дворец обитаем. «Студент», - объяснил второй сторож, подошедший на подмогу первому. «Я – тоже студент, - сказал я. – Даже профессор.» «Но, - сказал первый сторож. – Клёзд.» «Почему?» - спросил я. «Проблем», - объяснил сторож. «Почему проблем?», - поинтересовался я.

Тут, видимо, была достигнута критическая масса, и между сторожами произошло оперативное совещание. По результатам совещания мне, как студенту и даже профессору, было разрешено пройти на территорию, но недалеко, метров на двести, а то возникнет проблем. Видя, что это большее, что я могу извлечь из ситуации, я согласился на эту малую уступку и пошёл смотреть дворец.


Пока я осматривал это творение рук человеческих, причудливо слившееся со скалой точь-в-точь как крошечные домики слились с опорами моста на другом берегу Тигра, у ворот образовалась новая группа посетителей-неудачников. Видимо им тоже объяснили, насчёт клёзд и проблем, и, не являясь профессорами, они довольствовались осмотром из-за забора.

Кстати, на этом снимке хорошо видно гнездо аиста на минарете.


А на этом снимке на другом берегу видны мавзолеи. Собственно, это, к сожалению, всё, что мне удалось увидеть в Хасанкейфе в этот раз. Там ещё кое-что можно было бы посмотреть и кое-где полазить, но я уже решил не размениваться на мелочи и посмотреть всё в следующий раз, когда крепость будет открыта. Если, конечно, Хасанкейф к этому времени не затопят.


Эти две стрекозы гнались за мной с полкилометра, вереща иностранные слова: одна кричала "муни!-муни!-муни!!!", другая кричала "фото!-фото!-фото!!!", да так, что за Тигром было слышно. Муни я никому не раздаю, а вот фото - всегда пожалуйста. По снимку легко догадаться, кто радуется фотографии, а кто продолжает мечтать, как приедет добрый турист и подарит кучу муни.


Полезные ссылки
Хасанкейф в Wikipedia (англ.).
Хасанкейф на GoogleMap.
Проект строительства дамбы Илысу.
За последнее время сразу несколько моих друзей и знакомых съездили в Хасанкейф, а некоторые об этом ещё и написали.
Рассказ о поездке в Хасанкейф puerrtto.
Рассказ о поездке в Хасанкейф Димы LD7.

Tags: Турция, рассказы, фото
Subscribe

  • Из армянского застольного

    Сидели с армянами под Дилижаном на терассе над бурными водами горной речки и говорили что-то про армян, тысячелетнюю историю, древнюю культуру,…

  • Спасибо, что живой

    Я вообще собирался писать из Армении дорожные заметки и делиться наблюдениями и соображениями, которые сами собой приходят на свежем воздухе. Но это…

  • Путь в снегах

    Весна - время беспокойное. Ранняя весна - явный признак глобального потепления и грядущих за ним катаклизмов. Холодная весна - повод говорить об…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Из армянского застольного

    Сидели с армянами под Дилижаном на терассе над бурными водами горной речки и говорили что-то про армян, тысячелетнюю историю, древнюю культуру,…

  • Спасибо, что живой

    Я вообще собирался писать из Армении дорожные заметки и делиться наблюдениями и соображениями, которые сами собой приходят на свежем воздухе. Но это…

  • Путь в снегах

    Весна - время беспокойное. Ранняя весна - явный признак глобального потепления и грядущих за ним катаклизмов. Холодная весна - повод говорить об…