asketic_travel (asketic_travel) wrote,
asketic_travel
asketic_travel

Categories:

Барельефы и фрески церкви Сурб Хач



Наконец я закончил составление комментариев к барельефам церкви Сурб Хач. Часы, проведённые за этим делом, принесли мне такое же удовольствие, как и часы, проведённые за разглядыванием этих барельефов и фресок на острове. Эту уникальную церковь можно читать как книгу, подолгу рассматривая десятки барельефов, разбирая подписи, пытаясь догадаться о смысле композиций, об их подтексте, об исторических корнях и влиянии сопредельных культур - увлекательнейшее занятие!

Приглашаю приобщиться - около полусотни фотографий.


1. Барельефы

Судя по прочитанной мной литературе, церковь Сурб Хач не имеет аналогов в армянской культуре. Есть ещё церковь Бхено-Нораванк, которая тоже украшена барельефами на библейские темы, но и она совершенно несопоставима с церковью Сурб Хач. Из православных аналогов можно упомянуть разве что барельефы Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, но там, как известно, сюжетная целостность барельефов утрачена после частичного обрушения собора в XV веке. Поэтому церковь на Ахтамаре является совершенно уникальным сооружением и заслуживает самого пристального изучения.

Как я писал в рассказе про Ахтамар, церковь была построена васпураканским царём Гагиком рядом со своим роскошным дворцом, построенном здесь же, на Ахтамаре. Как и дворец, церковь должна была продемонстрировать политическую силу царя, его авторитет, экономическую мощь, и этим во многом определяется характер барельефов. Большую их часть представляют изображения библейских пророков, сцен из Ветхого завета, персонажей Нового завета и других святых, а также их деяний.

Однако наряду с барельефами религиозного содержания на стенах церкви расположено много барельефов, изображающих события мирской жизни: труд крестьян, охоту, развлечения и даже царский пир. В основном эти темы раскрыты в так называемом "виноградном фризе", опоясывающем церковь поверху, но есть и отдельные крупные изображения.


Под центральным фронтоном изображён евангелист св. Матфей с евангелием. На других фронтонах также изображены евангелисты. Ниже идёт орнаментальный пояс с изображением сцен охоты справа и жизни диких животных слева. Ещё ниже - три хачкара, перемежаемые головами животных.

И в самом низу видны стоящие по краям стены серафимы, а у окна изображены сам царь Гагик в компании... Иисуса Христа, причём по размеру фигуры равновелики. Царь Гагик здесь выступает в почётной роли ктитора, финансиста строительства храма, на что указывает модель храма в его руках (которая, к сожалению, сохранилась намного хуже, чем фигура самого царя). Эта группа барельефов является одним из самых ярких подтверждений вышеприведённого тезиса относительно политических целей сооружения храма.



Сверху изображён святой евангелист Иоанн Богослов с евангелием в руках. Если присмотреться внимательно, можно увидеть следы краски, которой были покрыты многие барельефы церкви. Со временем окраска была почти полностью утрачена. Обратите внимание на идущие по краю барельефы, изображающие самых разных животных: козы, олени, медведи...

Интересен идущий внизу фотографии "виноградный пояс", о котором ниже будет сказано более подробно. В центре изображён мужчина, сидящий со скрещёнными ногами. На его голове корона, виден нимб. Одной рукой он держится за лозу, другой приподнимает виноградную гроздь (или чашу с вином). Есть несколько версий относительно его личности. Армянские исследователи придерживаются мнения, что это сам царь Гагик, по распоряжению которого был воздвигнут храм. Турецким исследователям принадлежит версия о том, что это аббасидский калиф Джафар аль Муктадир биллаи ибн аль-Матадид, который признал власть Гагика над Васпураканом и в знак этого отправил ему царскую корону. Эту версию подтверждает поза сидящего и его одежды, но ослабляет нимб над его головой и предполагаемая чаша с вином в руке. По третьей версии, это Трдат, царь, сделавший христианство государственной религией Армении.

Слева от царя растёт гранатовое дерево (гранат символизирует бессмертие, изобилие). За деревом стоит мужчина, собирающий плоды. Предположительно, это один из придворных. Ещё левее виден крадущийся лев, однако его пригнутая к земле голова указывает на подчинение, а не на готовность напасть, как это может показаться на первый взгляд. Справа от царя стоит другой придворный, так же богато одетый, как и первый.


Евангелист св. Лука, изображённый на южной стене храма, скрыт башенкой пристроенной в 1763 году колокольни.


Слева печальные Адам и Ева у древа познания. Справа коварный змей искушает Еву вкусным яблоком.

За углом слева виден пророк Исайя. Внизу справа изображён человек, убивающий льва; над ним - два льва и лиса. По-видимому, это сцена охоты.


Эти ветхозаветные сюжеты позаимствованы из Книги пророка Даниила. Слева три юноши, друзья Даниила Анания, Азария и Мисаил, которые вместе с пятнадцатилетним Даниилом попали в вавилонский плен. Несмотря на все притеснения, юноши хранили веру отцов. За отказ поклониться золотому идолу царь Навуходоносор приказал бросить их в раскалённую печь, но огонь не причинил праведным юношам вреда.

Справа изображён сам св. Даниил, которому вставшие на передние лапы львы лижут ноги. Согласно Ветхому завету, вследствие дворцовых интриг царь Дарий был вынужден бросить своего любимца Даниила в ров с голодными львами. Наутро оказалось, что бог послал своего ангела на защиту Даниила, и львы не причинили ему вреда. Дарий приказал извлечь Даниила изо рва и бросить туда его завистников, которых львы тут же разорвали на части.

Непосредственно с этим сюжетом связано изображённое чуть выше чудо с Аввакумом. Однажды во время жатвы пророк Аввакум сварил похлёбку и собирался отнести её жнецам, но получил божье повеление отнести похлёбку пророку Даниилу, томящемуся во рве с львами. Аввакум возразил, что не знает, ни где находится Вавилон, ни где там ров со львами, но был взят за волосы ангелом господним, доставлен с похлёбкой в ров к Даниилу, а потом и обратно. Барельеф изображает Аввакума, влекомого ангелом за волосы.

В медальоне справа изображён пророк Амос.


Святые слаженно занимаются важным делом: приканчивают врагов рода людского.

Св. Фёдор Стратилат убивает змея, поселившегося вблизи его родного города и каждый день нападавшего на людей. За этот подвиг благодарные жители провозгласят Фёдора стратилатом – военачальником, и на этом посту он будет совершать свои подвиги во имя веры вплоть до мученической кончины.

Святой, убивающий льва, мне неизвестен, равно как и сюжет данной сцены. В тех житиях, которые я помню, святые обычно усмиряют кровожадных львов (и, кстати, на барельефе лев в позе покорности), а не убивают их. Если кто-то поможет мне восполнить этот пробел, буду благодарен.

Св. Георгий в данной композиции представляет для меня главную загадку, поскольку согласно житию он победил змея, а здесь он поражает связанного человека, и объяснения этому я тоже не нашёл.


Интересный комплекс барельефов, также не лишённый политической нагрузки. Слева от окна изображён один из двоих апостолов, принесших из Сирии христианство в Армению: либо св. Фаддей, либо св. Варфоломей. Большая часть исследователей склоняется к мнению, что это св. Фаддей. По преданию, первыми крестившимися армянами были представители рода Арцруни, к которому принадлежал и царь Васпуракана Гагик, построивший храм. Как пишет средневековый историк, это событие произошло, когда св. Фаддей крестил встреченного у двора царя Эдессы (сегодня - турецкая Шанлыурфа) армянского князя Хурана Арцруни. Изображая этого святого, Гагик мог стремиться подчеркнуть свою принадлежность к роду, первым принявшему христианство.

Справа от окна изображён св. Иаков, епископ нисибийский (современный турецкий город Нусайбин на границе с Сирией). Считается, что св. Иаков был двоюродным братом св. Григория Просветителя. Проходя по южному берегу озера Ван, он чудесным образом исторг из земли родник. На месте этого чуда позже был воздвигнут монастырь. Есть также версия, что это изображён св. Варфоломей (на том основании, что слева - его спутник св. Фаддей), но большинство исследователей ставит её под сомнение, указывая, что св. Варфоломей не мог быть одет в епископскую тунику.

Заслуживают внимания и животные в нижней части снимка. Слева лев, он противостоит льву, которого вы можете увидеть на снимке ниже, но в этом противостоянии нет агрессии, львы довольно дружелюбно смотрят друг на друга. Так же миролюбиво настроен и леопард (судя по намёку на пятна), который спокойно бродит рядом с беззаботно пасущейся козой.

С этим духом мира и покоя перекликается изображённое вверху в медальоне лицо Адама, прародителя человечества. Строки слева от него содержат текст из Бытия 2:20: "И нарёк человек [Адам] имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым". Внешность его перекликается с образом Иисуса Христа. Примечательно, что нимб отсутствует.


Стоящий слева мужчина – Иоанн Креститель. В соответствии с традицией Ангел пустыни имеет несколько отрешённый вид, его длинные, достигающие плеч волосы спутаны, лицо скрывает густая борода.

Рядом стоит св. Григорий Просветитель, один из самых почитаемых армянских святых. Если первые шаги по крещению армян были предприняты чужеземцами св. Фаддеем и св. Варфоломеем, то главной заслугой св. Григория Просветителя является официальное признание христианства государственной религией Армении, провозглашённое царём Трдатом под влиянием святого.

Под ногами св. Григория Просветителя виден хачкар, датируемый 1721 годом. Это тот нечастый случай, когда хачкар представляет собой часть стены здания, а не обособленно стоящую стелу.

В медальоне изображён молодой человек с нимбом и в одежде епископа, но кто он – неизвестно. Внизу слева – лев, его неагрессивная и расслабленная поза символизирует умиротворение и покой.


Спас Вседержитель на престоле.

Выше видна часть медальона с изображением пророка Иоиля.


Богоматерь, восседающая на троне с младенцем Иисусом. Слева - благовествующий архангел Гавриил.

Сверху - некий святой, имя которого не указано, и св. Наум.


Ветхий завет: в тени пальмы Авраам крепко держит за вихор своего связанного сына Исаака, занесён нож, но к праведнику с небес уже протянулась рука, освобождающая его от нравственного долга принести жестокую жертву (Быт. 22:1-19). Тут же, слева, изображён и баран, который после воззвания ангела был принесён Авраамом в жертву вместо Исаака, причём изображённый баран уже обезглавлен.


Уже известный вам из рассказа об Ахтамаре снимок показывает комплекс барельефов, изображающих приключения Ионы: он сходит с корабля в пасть огромной рыбы, рядом извергнутый рыбой Иона отдыхает на берегу, выше этой сцены Иона обращается к царю Ниневии, жители которой изображены в четырёх медальонах справа.

Над парусом корабля в медальоне изображён Стефан-первомученник, апостол от семидесяти, подвиг которого описан уже в Новом завете, в Деяниях апостолов (главы 6 и 7).


Над сценами из жизни Ионы в медальонах изображены пророк Софония, некто неподписанный и пророк Илия.


Здесь сплошные загадки - во всяком случае, для меня. В медальоне изображён молодой безбородый человек с нимбом, подписи нет. Это, впрочем, не единственный такой неподписанный медальон на стенах церкви. Возможно, это просто абстрактный образ праведника, а может, это известный современникам человек, изображение которого не требовало пояснений.

Ниже изображён классический грифон, полулев, полуорёл. Смысловое наполнение этого образа противоречиво. В средневековой Европе грифона сопоставляли с Христом, при этом лев символизировал царскую природу Христа (Царь царей), а орёл - небесную. Вместе с тем, его драконий облик ассоциировался и с тёмными силами. Вспоминается также легенда, связанная с историей признания христианства государственной религией Армении. Тогда бросивший св. Григория Просветителя в темницу царь Трдат заболел и превратился то ли в вепря, то ли в дракона, то ли просто стал себя ощущать таковым. Возвращённый из темницы св. Григорий Просветитель исцелил царя, вернув ему человеческий облик, и заслужил его благодарность и доверие. Можно также упомянуть, что лев и орёл, изображённые сейчас на государственном гербе Армении, с давних пор входят в число армянских национальных символов, олицетворяя силу, гордость, благородство. Но вот какое из всех перечисленных толкований имеет отношение к зверю, изображённому на стене храма, я не знаю.

Ещё ниже резвятся вполне обычные звери, причём у зайцев, похоже, отличное настроение, а вот у медведей что-то не очень, судя по их агрессивным позам и оскаленным пастям. Возможно, это "светская" часть барельефов, изображающих дворцовые увеселения. Однако, не исключаю, что это аллегория с более глубоким смыслом.


Ещё один ветхозаветный сюжет: вооружённый пращой Давид противостоит великану-Голиафу (на следующем снимке). За спиной Давида скрывается израильский царь Савл. Над ними в медальоне изображён пророк Самуил.


Вот и приготовившийся к бою Голиаф.





Этот декоративный поясок на пристроенной в 1763 году колокольне похож на традиционный элемент декора в исламской архитектуре. Поясок, как и традиционное для мамлюкской архитектуры чередование чёрных и белых слоёв камней напоминает о степени влияния исламских традиций на строителей колокольни.


Интересная деталь: под карнизом тянется пояс, составеленный из лиц. Есть предположение, что это не просто лица, а театральные маски, напоминающие о любви царя Гагика к роскоши и развлечениям. Считается, что в числе дворцовых построек был и театр.

В виноградном поясе сцены из жизни простых людей: крестьянин несёт на плечах овцу (или охотник несёт добычу), Дикий зверь нападает на человека.


Здесь, по-видимому, тоже изображён охотник, идущий на зверя с пращой.


И снова зверям не везёт: справа охотник насаживает медведя на копьё, а богатырь слева и вовсе заломал медведя руками.


Здесь в "виноградном поясе" представлены более мирные сцены: виноградарь, кролик, клюющая виноград птица и... снова грифон.


Продолжение растительного орнамента. Весёлые козлы, довольные жизнью утки. Справа виден крадущийся леопард, но он тоже хороший.


Мужчина возделывает виноградник, женщина стоит без дела в тени, в её поднятых руках то ли сосуды с вином, то ли гигантские фрукты. Оба благодушно улыбаются, как и подобает подданным хорошего царя.





Орёл.


Слегка окосевший олень.


Ещё один орёл.


Главный вход в жаматун.


Южный вход в храм. Над дверью солнечный круг, по обеим сторонам которого расположены хачкары, частично скрытые колокольней, пристроенной в 1763 году.


Южный вход в жаматун.


Стены на уровне человеческого роста, а иногда и значительно выше, испещрены крестами и надписями, оставленными посетителями острова. Я, к сожалению, их прочитать не могу и буду благодарен, если читатели, знающие армянский язык, подскажут, каков хотя бы общий смысл этих надписей - их объём явно выходит за рамки традиционных автографов, оставляемых туристами.










2. Внутренний вид церкви и фрески
К сожалению, фрески сохранились намного хуже, чем барельефы на внешних стенах храма, и разобраться в содержании полуистёртых изображений труднее. Тем не менее, фрески церкви Сурб Хач тоже описывают как уникальный памятник армянской культуры, поскольку аналогичных фресок того периода не сохранилось. Если не так - поправьте.


Внутренний вид жаматуна - притвора, построенного в конце XVIII века. Слева виден вход в храм.


В алтаре стоит икона Божьей Матери (см. ниже).





Фрески изображают традиционные библейские сюжеты. В данном случае - воскрешение Лазаря, вход в Иерусалим, вознесение.








Св. Григорий Просветитель? Кто-то из евангелистов? На заднем плане видна икона Одигитрии и изображённые на полукруглой стене апсиды апостолы.


Слева Христос на кресте. Фигура в центре напоминает исламскую манеру изображения "пламенеющего" нимба. Не уверен, что эта аналогия уместна в данном случае, но вообще искусствоведы отмечают влияние арабской и персидской культуры на строителей церкви Сурб Хач и авторов фресок.


Христос и, как я понимаю, архангелы.


Апостолы.





Избиение младенцев?





Левый ряд апостолов в апсиде церкви.






Tags: Армения, Турция, рассказы, фото
Subscribe

  • Из армянского застольного

    Сидели с армянами под Дилижаном на терассе над бурными водами горной речки и говорили что-то про армян, тысячелетнюю историю, древнюю культуру,…

  • Спасибо, что живой

    Я вообще собирался писать из Армении дорожные заметки и делиться наблюдениями и соображениями, которые сами собой приходят на свежем воздухе. Но это…

  • Путь в снегах

    Весна - время беспокойное. Ранняя весна - явный признак глобального потепления и грядущих за ним катаклизмов. Холодная весна - повод говорить об…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Из армянского застольного

    Сидели с армянами под Дилижаном на терассе над бурными водами горной речки и говорили что-то про армян, тысячелетнюю историю, древнюю культуру,…

  • Спасибо, что живой

    Я вообще собирался писать из Армении дорожные заметки и делиться наблюдениями и соображениями, которые сами собой приходят на свежем воздухе. Но это…

  • Путь в снегах

    Весна - время беспокойное. Ранняя весна - явный признак глобального потепления и грядущих за ним катаклизмов. Холодная весна - повод говорить об…