?

Log in

Я последнее время часто летаю с безбагажными билетами, и тема ручной клади приобрела большое значение. Но я никак не могу понять, на каком этапе появляется тот суровый гражданин, который, грустно качая головой, скажет, что у меня негабарит или перевес.

При регистрации на ручную кладь, как правило, внимания не обращают. Наклейки "Ручная кладь" особо не лепят, а зачастую их вообще нет. Ни разу за последние годы не видел, чтобы у кого-то при посадке были проблемы из-за отсутствия такой наклейки. В любом случае этап регистрации не очень опасен, потому что есть, в конце концов, электронная регистрация, исключающая контакт с персоналом.

Справедливости ради скажу, что один раз прокол на регистрации все-таки был: в Минске добросовестная девушка попросила поставить мой маленький чемоданчик на весы и, поскольку там было 16 кг вместо разрешенных 8, пришлось сдать. Но это единственный случай в моей практике.

При посадке, по моему опыту, на вещи тоже особо не смотрят, если не тащить мешок с картошкой или велосипед. Допускаю, что по размеру могут быть претензии, но не представляю, чтобы при входе в самолет кто-то захотел взвесить мой чемодан или рюкзак, если он по размерам более-менее соответствует нормам. Или ошибаюсь?

Габаритные клетки стоят и рядом со стойками регистрации, и рядом с выходом на посадку, но помню только один случай, когда тетка пыталась при регистрации впихнуть в эту клетку свой саквояж, да и то потому что сама напросилась. Весов около выхода на посадку я вообще никогда не видел.

Вот и вопрос: кто и где, на каком этапе может предъявить претензии по весу или размеру ручной клади? У вас был такой опыт?

Привет Саше puerrtto

С Сашей puerrtto я знаком очень давно, но заочно, за много лет как-то не пересеклись. А сегодня я вдруг осознал, что уже несколько дней живу всего в двухстах метрах от него: я живу в гостинице, а он в СИЗО в старой минской тюрьме на Володарке. На прошлой неделе Беларусью уже принято решение о его передаче Азербайджану, который хочет наказать Сашу за то, что он нарушил азербайджанские законы, сначала посетив Нагорный Карабах, а потом уже будучи включенным в список лиц, которым запрещен въезд в Азербайджан, посетил и Азербайджан.

Я и по-товарищески, и по-соседски хочу выразить Саше поддержку и пожелать скорейшего и благополучного завершения этого неприятного приключения, а до того - бодрости и душевных сил.
Read more...Collapse )
"Мужчына! Отойдите от картины!" Это белорусская музейная бабушка голосом старостихи Василисы умеряет мое желание припасть к искусству. В связи с этим по свежим впечатлениям пара слов о турецком этикете.

В турецком языке есть слово "эфенди", переводится как "сударь". Так вот если вас в турецком музее обозвали сударем, хорошего не ждите. По моим неоднократным наблюдениям, это, скорее всего, значит, что вы пропустили несколько важных событий. Первое - это когда охранник (а в турецких музеях за порядком следят не хрупкие бабушки с тонкими голосами, а здоровые дядьки с большими дубинками) увидел в ваших руках фотоаппарат и вежливо сказал: "Эй, сэр!" (а вы как бы не услышали). А он сказал позвонче: "Мистер!" (а вы не обратили внимания - мало ли мистеров вокруг). А он крикнул: "Хеллоу!", это, вроде, даже самый тупой турист должен понять (а вы как раз удачный ракурс съемки выбрали). И вот тут уже он рычит во всю янычарскую, расталкивая невинных японок на пути к вам: "Эфенди! [Так тебя за ноздри, чурка нетурецкая!] Но фото! [А то я его сейчас тебе вспышкой внутрь да с подвывертом...]" И вот это уже значит, что ты, сударь, допрыгался, фотоаппарат надо убирать, делать скромное лицо и непринужденно, но быстро перемещаться в другой зал.
Read more...Collapse )

Два Рима

Вчера произошел у меня забавный обмен мнениями о Риме с моим другом, с которым мы побывали в Риме примерно в одно время, я в декабре, а у него была длинная стыковка с ночевкой в середине января. Оба в Риме были впервые.

Он:
- Мне Рим не понравился настолько, что я даже не уверен, что хотел бы еще раз туда приехать. Улицы грязные, стены исписаны, везде бомжи, сплошная помойка. В какой ресторан не зайдешь, либо китайцы, либо пакистанцы. Пиццу итальянскую хотел попробовать, везде дрянь какая-то.

Моя версия:
- Ничего этого не видел. Все очень чисто, опрятно, никакого мусора, стены чистые. Толпы мигрантов и бомжей ждал увидеть, но не видел. Ресторанчики с пакистанцами попадались, но это скорее исключение, чем правило.

Стали разбираться с нашими Римами.
Read more...Collapse )
Когда рассказываю о турецкой части поездки, меня спрашивают, насколько в Турции вообще и в Стамбуле в частности сейчас безопасно. Я, разумеется, ответа на этот вопрос не имею, с мировым терроризмом каждый выстраивает свои отношения самостоятельно. Но могу поделиться сугубо личными соображениями, с которыми я летел в Стамбул и с которыми его покинул.

1. Статистика
В Турции сейчас действительно регулярно происходят теракты, несколько десятков за последние пару лет. От одного-двух до восьми в месяц. Чтобы примерно оценить риски, я внимательно почитал доступные в интернете описания этих терактов. Получилась следующая картина.
Read more...Collapse )

Пощебетать о Рублёве

В этой поездке получилось увидеть многие сокровища православной культуры. На Кипре очень интересное и большое собрание православных икон находится в Никосии, там и музей, и реставрационный центр. В Ларнаке тоже есть большое собрание, но в субботу я туда не попал, посмотрел только церковь Св. Лазаря. Было на что посмотреть в Сербии, ну а про византийские иконы, фрески и мозаики Стамбула вообще будет отдельный разговор.

Вдохновившись впечатлениями, я в Москве наконец сделал то, что собирался сделать уже несколько лет – сходил в лекторий Третьяковки на лекцию по древнерусскому искусству. Там вчера как раз начался весенний цикл из восьми лекций рассказом про творчество Андрея Рублёва. Хотел в связи с этим похвастаться, но что-то хвастаться пока нечем, лучше посоветуюсь.

Read more...Collapse )

Tags:

Каникулы закончились

Собственно, я уже неделю дома. Выбрался из-под снежных завалов Стамбула, оставил за спиной в Ататюрке тысячи тоскующих пассажиров, потерявших билеты из-за снегопадов, и уютно устроился в родной берлоге залечивать подхваченную-таки напоследок простуду.
 
Последние три дня в Стамбуле оказались очень необычными и неоднозначными. С одной стороны, снег валил так сильно, что прогулки почти потеряли смысл: практически ничего не видно, под ногами мокрая жижа, полгорода позакрывалось, ну и так далее. Последние московские снегопады со стамбульскими ни в какое сравнение не идут. Вот хотел я, кстати, в Ускюдар съездить, на азиатский берег, мне говорили, что там ещё остался тот самый восточный дух. Пришёл на пристань и как только купил билет, объявили о прекращении движения судов, настолько снизилась видимость.
 
С другой стороны, я почему-то с какого-то момента имел желание посмотреть именно на зимний Стамбул. Тут это моё желание выполнилось, конечно, с лихвой, но на самом деле всё равно было здорово. Я уже много раз писал, что ночь и снег очень украшают некоторые города, скрывая уродливые признаки современности и оставляя только загадочные романтические блики, в которых каждый волен угадывать те образы, которые он ожидал увидеть.
 
Помню, например, как меня очаровал своими средневековыми образами Санкт-Галлен, в который я попал в час ночи и провёл там пару приятнейших часов в ожидании поезда в Лихтенштейн, и как жестоко я был разочарован его банальностью и обыденностью, когда на следующий же день вернулся, чтобы пофотографировать. Ни одной фотографии не сделал в результате. Вот так и здесь. Как только Стамбул скрылся в снежной мгле, и только слабый свет фонарей вычерчивал по ночам тонкие минареты или изломанные линии переулков, оставляя вне поля зрения современную бетонную туретчину, Стамбул вдруг стал мне нравиться.
Read more...Collapse ) 

Отдых на море

Вчера я был недоволен тем, что не увидел истинно восточного Стамбула. Надо было ценить то, что есть, потому что сегодня я не увидел никакого Стамбула вообще. Пурга на улице, я в Москве такой не припомню. Абсолютно сюрреалистические ощущения: вчера здесь были зеленые газоны и пели птицы, а сегодня снега по колено - за ночь намело. И целый день продолжало мести.

В результате не видно ничего, глаза лишь помогали вовремя замечать падающих под ноги турок (мокрый стамбульский мрамор - это вам не московская плитка), под ногами глубокая хлябь, сверху примерно то же самое, только порционно. Ну и температура градусов на пятнадцать по сравнению со вчерашним днем опустилась. Вот такой отдых на море.

Магия четвертого дня

Узкие извилистые улочки, мощеные камнем, покосившиеся деревянные домики с черепичными крышами, укрывший все ровным слоем пушистый снег. Что это? Это рождественский Султанахмет, исторический центр Стамбула, вид из моего окна.

На четвертый день после моего приезда солнечный Белград с его зелеными декабрьскими газонами сделался серым и покрылся снегом. Стамбул я застал уже пасмурным, но и здесь до прихода зимы прошло три дня, а снег лег на четвертый. Что-то будет с Москвой после моего приезда.

Но это еще не скоро, а сейчас у меня вопрос по Стамбулу. Я, в принципе, понимал, что Стамбул Памука или, тем более, Ары Гюлера найти будет практически невозможно. Какие-то осколки еще попадаются, но это уже даже не уходящая эпоха, а смутные воспоминания о ней: одинокие черные остовы разрушающихся деревянных домов в море бетона и галогена.

Помню, побывав в Турецком Курдистане, я описывал те города как скучные и безликие спальные районы-переростки с редкими вкраплениями достопримечательностей, лишенные всякого восточного духа. Мне говорили, дескать, поезжай в Стамбул, вот там Восток! Что-то не вижу я здесь особого Востока пока. Правда, походил пока только по Фатиху и Галате. Может, где-то там, за углом он и есть? Где в Стамбуле искать восточную сказку? Буду благодарен за наводки, а пока пойду продолжать самостоятельные поиски.

Сумерки

Нашел сейчас отличное место на берегу Босфора, прямо под дворцом Топкапы, сидел на камнях, смотрел на закат или, правильнее сказать, провожал день - сегодня в Стамбуле пасмурно, а с утра вообще шел проливной дождь. Сижу, под ноги волна бьет, впереди азиатский берег светится, Кадыкей; слева Золотой Рог, Галата, самолеты один за другим на посадку идут. Справа тучи свинцовые над Мраморным морем нависают, похоже, завтра хорошей погоды тоже не будет. И суда по проливу снуют одно за другим, то контейнеровоз ползет, то паром от Галатского моста в Ускюдар идет, то катера какие-то.

Стамбул должен быть последней точкой в моем новогоднем маршруте. Этот маршрут формировался очень быстро и не очень продуманно, но сценарий получился великолепный. Все места, которые я посетил, Кипр, Греция, Италия, Ватикан, Сербия, Турция, связаны одной историей, их судьбы тесно переплетены. Античная Греция, Древний Рим, Византия, Османская империя - все оставили свои многочисленные следы на моем маршруте. Причем так получилось, что в этой поездке я впервые побывал в центрах четырех великих цивилизаций, с наследием которых сталкивался многие годы в десятках мест в самых разных странах: в Афинах, Риме и Стамбуле.

А сейчас, в продолжение недавней темы, мне подумалось на берегу Босфора, что чем-то похожи несопоставимые по масштабам судьбы древней Византии и социалистической Югославии. Обе в какой-то момент глубоко полюбили себя, вознеслись, возгордились, поверили в свою самодостаточность, растеряли союзников и стремительно рассыпались в прах. Правда, от Византии осталось выдающееся культурное наследие, с которым я завтра продолжу знакомиться.

Зола

- А где здесь туалет?
- Везде, не видно что ли?
- Видно. Так где?
- Вон там, жалко, что его НАТО не разбомбило.

Сербия страшно противоречивая страна. Часть ее очень хотела бы видеть себя частью некоей новой, современной цивилизации, часть мучительно мечется среди призраков прошлого. В семидесятые годы Белград был центром маленькой империи, благоденствующей и считающей себя сильной и независимой. Югославия объединила большую разнородную многонациональную территорию, имела сильные вооруженные силы, развитое промышленное производство, незаурядную культуру.

В девяностые Белград стремительно превратился в один из самых жалких осколков этой империи. Сербию победили и унизили все, кто поднял против нее оружие. Она оказалась на периферии не только в мировых, но и в балканских масштабах. Когда в 2007 году я спросил одного пожилого серба, что сербы чувствуют в связи с недавним отделением Черногории, он сказал: "Нам уже все равно. Мы устали. Пусть идут, если хотят, нам одной проблемой меньше."
Read more...Collapse )

Срећна нова година!

Ну что сказать, сербы не подвели. Было шумно и весело. Праздник разделился на три основные стадии.

Первая стадия - прогулочная. Люди мирно гуляли по Калемегдану (какие же великолепные виды с Калемегдана на закате!) и Кнез Михаила, то и дело натыкаясь на толпы, собиравшиеся вокруг очередного ударно-духового ансамбля, наяривающего что-то очень громкое и быстрое и самого же под эту музыку плящущего, вовлекая в свой дикий танец всех окружающих.

Изредка дрожащие от собственной смелости голоса сдавленно выкрикивали: "С новым годом!" Голоса всегда были женские и всегда русские. Русских, кстати, достаточно много.

На этом первая стадия закончилась, потому что я замерз (было около нуля) и пошел ужинать. О, бурек! О, плескавицы! О, корытце шопского салата!
Read more...Collapse )

Очередной прыжок

Хорошо было в Риме. Но как же хорошо в Белграде! Не был здесь, оказывается, уже восемь лет и сейчас приехал как домой. Едешь в автобусе из аэропорта и ощущение, как будто находишься в каком-то крупном провинциальном российском городе типа Нижнего Новгорода, настолько все свое. И спальные кварталы Нового Белграда на левом берегу Савы, и лица водителей, и росписи заборов. И выглядит все как ранней весной в России, когда снег уже сошел, деревья еще стоят голые, а уже светит яркое солнце, и воздух прозрачный.

А уж когда выходишь на улицу! Вот пышный Рим не пахнет ничем. А здесь! Во-первых, мясо. Пряное, вкусное, дымящееся. Лежит прямо горами - жареные куриные тушки, свиные отбивные, ну и конечно плескавица! Во-вторых, кофе, сладости, выхлопные газы, бомжи, ищущие бычки, кричащие торговцы, гремящие трамваи, тонкий аромат общей бестолковости, сербской дури и югославской цыганщины. Облезлая роскошь старой архитектуры и мрачная суровость титовской застройки. Одурелый рев очередного уличного духового оркестра, блестящего медью своих труб, и задумчивый старик, перебирающий струны своей древней мандолины. Подростки, скандирующие на ходу какой-то боевой марш, и джаз, доносящийся из кафаны на Кнеза Михаила.

Нигде, кроме Белграда, не встречал такой вкусный коктейль. Жду веселой српской новой годины.

Музейное

Диалог в римском музее восточных искусств.
- Билет 6 евро.
- Хорошо, у меня RomaCard, по ней 3 евро.
- Нет, у нас был большой пожар, и половина залов закрыто. Поэтому 6 евро.

Логично. И возразить нечего. Надо сказать, что в оставшихся залах еще часть витрин, как раз со всякими мелкими сокровищами, не была освещена. Видимо, в знак скорби.

Шутки шутками, но Рим при всей своей неоднозначности пока вызывает непреходящее чувство эстетического упоения и восторга. Неизменно солнечная погода этому весьма способствует. А вот туристы уже начинают подтягиваться, но их много на улицах и почему-то мало в музеях.

Profile

asketic_travel
asketic_travel

Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com